Наука

Наука

Военно-медицинская академия, включенная в свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации, является основным высшим военно-медицинским учебным заведением, ведущим научно-методическим центром в области военной медицины и ведущим лечебным учреждением военно-медицинской службы Министерства обороны Российской Федерации.

Деятельность «одного изъ самыхъ необходимыхъ и полезнѣйших въ Государствѣ учебныхъ учрежденiй», как и все благое в нашем Отечестве, начиналась долго и трудно.

24 января 1715 г. Петром I издан указ «О строении в Санкт-Петербурге в будущее лето»: «…еще строить гошпиталь… по чертежу доктора Арескина…» В этом плане положено быть между адмиралтейским и сухопутным госпиталями великолепной церкви, а по обоим концам – двум анатомическим театрам. После церемонии закладки госпиталей Петр I произнес свои знаменитые слова: «Здесь изнеможенный найдет себе помощь и упокоение, которого им доселе не доставало; дай только Боже, чтоб никогда многие не имели нужды сюда быть привозимы». В то же время он приказал, чтобы при госпиталях были самые опытные и талантливые доктора и лекари. И главное, постоянно должны набираться молодые русские ученики, которые, кроме латинского языка, изучали бы анатомию, физиологию, лекарские операции и знание врачебных припасов и их употребление.

В глиняных мазанках госпитали были открыты в 1715–1719 гг., однако в дальнейшем периодически горели и перестраивались вплоть до конца 1732 г.

Фактически образовательная деятельность началась на рубеже 1732–1733 гг. К этому времени было в целом окончено строительство госпитальных зданий, которые в последующем неоднократно перестраивались. Кроме того, при вступлении в 1732 г. в должность новый архиатр Иоганн Ригер, проводя инспекцию медицинской канцелярии и подчиненных ей учреждений, выявил, что работающие и проводящие обучение студентов в Санкт-Петербурге Сухопутный и Адмиралтейский госпитали не имеют штата. Подготовленный доклад и штаты канцелярии 09 января 1733 г. были высочайше утверждены. В представленном к утверждению штате для Санкт-Петербургского сухопутного госпиталя, помимо врачебного состава, предусмотрены: доктор (с жалованьем 650 руб. в год), 10 подлекарей (по 120 руб. в год каждому), 20 лекарских учеников (по 24 руб. в год), аптекарский ученик (48 руб. в год).

В 1734 г. в России сменился архиатр, им стал Иоганн Фишер. Работа по усовершенствованию медицинского образования продолжилась, 24 декабря 1735 г. был утвержден «Генеральный регламент о госпиталях…» Этот документ оказал большое влияние на госпитальное дело и преподавание медицины, определив не только вопросы наличия преподавателей и учеников, но и предметы обучения, экзамены, материальную базу.

Непосредственно после начала работы госпитальных школ встал вопрос о подготовке преподавателей. В 1738 г. резолюция Медицинской канцелярии требовала послать в Париж молодых лекарей – шесть человек с годовым содержанием в 300 руб.: «…чтоб там в хирургии и анатомии так утвердились, дабы при главных госпиталях в Российском государстве, а именно в Санкт-Петербурге, Москве и Кронштадте, для обучения подлекарей и лекарских учеников могли употреблены быть…» Требуемые кандидаты для отправки на усовершенствование во Францию были найдены только спустя три года. 30 июля 1741 г. получена резолюция Кабинета Его Императорского Величества на доклад Медицинской канцелярии. Найдено было трое кандидатов: «Из иноземцев, которые в России породились, Санкт-Петербургской Адмиралтейской госпитали подлекарь Христиан Минау, да из представленных от Московской госпитали и по указу Медицинской канцелярии из Москвы в Санкт-Петербург прибывших той госпитали лекарских учеников Николай Цирольд, из русских Никита Ножевщиков…» Ученикам подробно по годам обучения определены этим документом учебные предметы и выделяемые суммы. В 1742 г. в госпитальных школах при Сухопутном и Адмиралтейском госпиталях появился первый профессор Иоганн-Фридрих Шрейбер – проводник передовых идей в медицинском образовании и первый медицинский профессор в России.

Утвержденная Петром I в 1722 г. «Табель о рангах» не учитывала «ученое сословие», которого в тот период просто еще не существовало. Первая попытка исправления сложившейся ситуации с целью внесения системообразующего положения аттестации научно-педагогического состава была сделана выдающимся отечественным ученым Михаилом Васильевичем Ломоносовым. Он подготовил и направил на рассмотрение проект указа о предоставлении Академии наук и Московскому университету права производить «всех достойных выпускников университетов» России по примеру европейскому «в лицендияты и в докторы» на юридическом и медицинском факультетах, а на философском факультете – «в магистры и докторы». В данном документе он предлагал сделать ученые степени непременным условием не только для оценки заслуг отдельных преподавателей в педагогической деятельности, но и для роста в чинах согласно российской «Табели о рангах». Однако эти предложения, как и многие другие реформаторские инициативы М. В. Ломоносова, чиновниками при императорском дворе приняты не были, хотя и послужили в будущем базой для принятия соответствующих решений.

До середины XVIII столетия многие ключевые позиции в медицинском управлении России достаточно прочно занимали иностранцы. Они приглашались в качестве лейб-медиков, им предоставлялись руководящие должности в Медицинской коллегии, в госпиталях, аптеках, госпитальных школах. Озабоченная подобным положением дела Екатерина II, желая иметь в своей империи среди врачей природных россиян, в именном указе, данном Медицинской коллегии 9 июня 1764 г., предоставила ей право присуждать докторскую степень российским подданным. В указе, в частности, отмечалось: «Не существует более необходимости, чтобы кандидаты медицины выпускались путем экзаменов в иностранных университетах. С целью этого повелеваем нашей Медицинской коллегии по результатам ее собственных экзаменов присваивать степень доктора медицины и выдавать каждому патент на пергаменте».

Этим указом и воспользовался выпускник медицинской школы при Санкт-Петербургском генеральном сухопутном госпитале 1757 г. Густав Ореус (1738–1811). Он подал прошение, представил требуемые документы и в следующем году первым из отечественных врачей успешно выдержал экзамен на докторскую степень в России. Отстаивая свое право стать доктором медицины на Родине, Густав Максимович дошел до императрицы, лишь вмешательство которой в 1768 г. привело к выдаче первого русского докторского диплома .

Указ Екатерины Великой 17 июля 1786 г. «О способах для распространения врачебной части в России» дал право хирургическим школам «доводить въ Докторскую степень, доставляя таковымъ посредствомъ природныхъ Россiйскихъ Докторовъ для занятiя мѣстъ, званiю ихъ соотвѣтствующихъ» . В соответствии с этим указом школы отделены от госпиталей и получили название медико-хирургических училищ. Образованы первые три кафедры и профессорские должности: анатомия, физиология и хирургия; ботаника, материя медика и химия; патология, терапия и медическая практика.

17 августа 1795 г. барон А. И. Васильев утвердил «Предварительное постановление о должностях учащих и учащихся Главного врачебного училища». Были учреждены 7 кафедр и столько же профессорских должностей. Введены помощник профессора – адъюнкт, пятилетний срок обучения, «недельные репетиции» – беседы профессора с обучающимися. «…Репетиции эти, поднимая энергию и благородное соревнование ученика… поддерживали ту научную связь, то единство непрерывное, которым так гордилась Академия… Все медицинские факультеты России были вполне европейскими… Академия оставалась одна русской. Ученики привыкали видеть в профессоре своего естественного, заботливого, хотя и строгого руководителя, а не судебного лишь следователя знаний… и уважать в профессоре свое будущее я».

В конце XVIII в. начался очередной виток идей о масштабном строительстве в интересах медицины. 29 апреля 1796 г. состоялся указ Екатерины II, которым «повелено для врачебных училищ выстроить при здешних гошпиталях в удобном месте пристойное здание» . 18 декабря 1798 г. состоялся созвучный более раннему повелению указ Павла I «Об устроении при главных госпиталях особого здания для врачебного училища и учебных театров». Именно этот, третий, императорский указ о строительстве для нужд академии взят за отправную точку ее существования в 1894 году.

Сточик А. М. и Затpавкин С. Н. (2010), анализируя состояние медицинского образования на рубеже XVIII–XIX вв., говорят о «…сложившейся во второй половине XVIII века… системе подготовки медиков — госпитальных школ (медико-хирургических училищ)… На протяжении всего XVIII века приоритетными для органов государственной власти оставались вопросы развития специального профессионально-ведомственного образования… в системе госпитальных школ были проведены по меньшей мере две полноценные крупномасштабные реформы. Именно туда направлялись основные материальные и интеллектуальные ресурсы государства…»

Санкт-петербургские медико-хирургические училища в XVIII в. выпустили 800 человек с высшим образованием, 87 из них защитили степени докторов медицины за границей. Из 73 выдающихся врачей, получивших образование в XVIII в. в России, 48 окончили госпитальные школы при Санкт-Петербургских госпиталях. Все же госпитальные школы России в XVIII в. подготовили около 2000 российских врачей . Таким образом, академия за 65 лет, предшествующие ее переименованию, подготовила 800 питомцев, составивших 40% всех отечественных врачей XVIII в., получивших российское образование.

Уже через два года после «введения под кров академии первых питомцев» началась славная история защиты диссертационных работ. В 1801 г. Медицинская коллегия передала Медико-хирургической академии право присвоения докторской степени, и уже в 1802 г. состоялась первая публичная защита диссертации на степень доктора медицины и хирургии. «Физико-медико-хирургическую диссертацию» «De electricitate aetiologiaque ejus» (рус.: «Об электричестве и его этиологии»), выполненную под руководством профессора физики МХА В. В. Петрова, защитил Савва Васильевич Большой, лекарь Санкт-Петербургского Горного корпуса. В течение последующих 10 лет в академии было защищено еще 7 диссертаций и, начиная с 1811 г., их ежегодное количество начало увеличиваться.

В 1819 г. вступило в действие первое «Положение об ученых степенях», обязательное для всех университетов России, которым был завершен переход от системы присуждения ученых степеней на основе уставов университетов к новому унифицированному процедурному регламенту. Науки были разделены на 4 факультета (раздела): богословский, юридический, медицинский и философский.

В 1835 г. утвержден новый «Общий устав императорских российских университетов», в котором оговаривались ученые степени кандидата, магистра и доктора, ученые звания адъюнкта, приват-доцента, доцента, адъюнкт-профессора, экстраординарного профессора, ординарного профессора, заслуженного (почетного) профессора. На должность профессора мог претендовать только доктор наук по профилю соответствующего факультета. Чтобы стать доцентом, надо было иметь степень магистра по определенной отрасли знаний.

Конференция Императорской медико-хирургической академии в конце 1857 г. обратилась к военному министру с ходатайством о разрешении защищать диссертации на русском языке. В нем, в частности, отмечалось, что за границей давно перешли на защиты на родном языке, что русская медицинская литература, бесспорно, выиграет, если будет на родном языке, а для распространения отечественных достижений за границу целесообразно переводить на один из европейских языков. 24 декабря 1857 г. представленная докладная записка военного министра была утверждена императором. Первыми в академии, защитившими диссертации на русском языке, были ученики Н. Н. Зинина – А. П. Бородин и П. А. Хлебников.

21.05.1858 г. высочайше утвержден доклад управляющего военным министерством «О мерах к высшему образованию медиков, окончивших курс учения в Медико-хирургической академии». Этот доклад положил начало адъюнктуре академии. Ежегодно 10 лучших выпускников прикомандировывались к МХА и 2-му сухопутному госпиталю для усовершенствования. Через год каждый из них должен был избрать определенную научную область, на второй – сдать экзамены на степень доктора медицины; третий год отводился для изучения избранной специальности и защиты диссертации. Институтский врач обязан был получить навыки госпитального ординатора и администратора. Трех лучших врачей из каждого выпуска отправляли на два года за границу для завершения образования. В разные годы это правило могло не соблюдаться, так как была оговорена общая численность командируемых, кроме того, на стажировку могли отправлять и выпускников, не зачисленных во врачебный институт; к последним можно отнести Л. А. Орбели. Со временем большинство профессоров и приват-доцентов являлись воспитанниками «врачебного института».

В 1875 г. впервые в России в Медико-хирургической академии состоялась защита докторской диссертации женщиной-врачом В.А. Кашеваровой-Рудневой.

1 октября 1918 г. был издан декрет Совнаркома «О некоторых изменениях в составе и устройстве государственных ученых и высших учебных заведений Российской республики». Этим декретом упразднялись ученые степени доктора и магистра, ученые звания адъюнкта и приват-доцента, отменялась иерархия профессорских званий – заслуженный, ординарный, экстраординарный, адъюнкт-профессор и доцент. Всем лицам, самостоятельно ведущим занятия в вузах, автоматически присваивалось звание профессоров, остальным – преподавателей. Приват-доценты, проработавшие в этой должности не менее трех лет, также получали статус профессоров. Первым юридическим актом, узаконившим разделение научно-образовательных градаций на ученые степени и ученые звания, было Постановление Совнаркома СССР «Об ученых степенях и званиях», принятое 13 января 1934 г. На основе этого документа допускалось присвоение ученого звания доцента и профессора без предварительного получения соответствующей ученой степени, но на основании «заслуг» перед наукой (наличие научных работ) или народным хозяйством. В постановлении СНК СССР от 20 марта 1937 г. «Об ученых степенях и званиях», в основных пунктах повторявшем предыдущее, указывалось, что звание профессора присваивается лицам, имеющим ученую степень доктора и ведущим основную преподавательскую или руководящую исследовательскую работу в вузах либо научно-исследовательских учреждениях. Несмотря на эту неопределенность, защиты диссертаций продолжались в академии и в 20-е гг. XX в .

Со времени организации Военно-медицинской академии (ВМедА) и вплоть до 1926 г. (около 130 лет) организация научного процесса в Академии являлась в основном прерогативой кафедр и клиник. Президент (начальник) академии и Конференция (Ученый совет) вопросами планирования научно-исследовательской работы (НИР), как правило, не занимались. Тематика исследований определялась преимущественно интересами руководителя или отдельных сотрудников. Редко исследования велись по заданиям руководящих инстанций. Объем исследований, их методический уровень и материальная база не требовали специального организационного обеспечения. Комплексирование НИР как внутри Академии, так и с внешними соисполнителями не производилось. Но даже несмотря на это, Медико-хирургическая академия приобрела славу одного из передовых центров научной мысли в Европе. Этому в большой степени способствовало сосредоточение на кафедрах академии талантливых ученых, составляющих гордость отечественной и мировой науки. Академик В. В. Петров открыл явление электрической дуги. Гений Н. И. Пирогова нашел благодатную почву в стенах Академии, ознаменовав собой целую эпоху в развитии медицинской науки в России. И. М. Сеченовым было открыто центральное торможение и создана теория рефлексов. Школой терапевта С. П. Боткина, привнесшего научную методологию в клинику, и сегодня гордится медицинская общественность. И. П. Павлов – первый российский лауреат Нобелевской премии — своими исследованиями совершил переворот в физиологии. Признанным авторитетом в мировой психиатрии является В. М. Бехтерев. Н. Н. Зинин стал основателем русской химической школы, а его ученик профессор А. П. Бородин прославился как ученый-педагог и великий композитор, автор известной оперы «Князь Игорь». Академик С. В. Лебедев – изобретатель искусственного каучука.

Проблема организации научно-исследовательской работы, ее планирования возникла в советский период деятельности Академии. Исходным пунктом для указанных нововведений явилось решение Советского правительства о превращении Военно-медицинской академии в учебно-научный центр рабоче-крестьянской Красной армии («Положение о Военно-медицинской академии», объявлено приказом РВС СССР № 907 от 8 сентября 1925 г.). События на Китайской восточной железной дороге (1929 г.) потребовали усиления оборонной тематики и расширения военно-прикладных научных работ Академии в целом. В связи с приближением ВМедА к решению насущных научно-практических проблем армии и флота, переводом ее научно-исследовательских работ на рельсы оборонной тематики потребовалась целенаправленная управленческая и координирующая работа в этой области.

В советский период научно-исследовательская деятельность Академии постоянно расширяется по объему и развивается на самом современном методическом уровне естествознания и медицинской науки. Заслуги ведущих ученых академии – В. А. Оппеля, С. П. Федорова, Г. И. Турнера, Л. А. Орбели, Е. М. Павловского, В. И. Воячека, В. Н. Шевкуненко, В. Н. Тонкова, Н. Н. Аничкова, С. В. Аничкова, В. Н. Шамова, М. И. Аринкина, И. И. Рогозина, С. С. Гирголава, П. А. Куприянова, И. С. Колесникова, Н. С. Молчанова, Ф. И. Комарова, А. С. Георгиевского и многих других – были отмечены высокими государственными наградами. Звания Героя Социалистического Труда1 удостоены 25 выпускников и сотрудников Академии (академик АН СССР А. П. Виноградов дважды), 16 – Ленинской премии, 39 – Сталинской премии, 110 – Государственной премии СССР. 30 выпускников и сотрудников избраны в АН СССР, 130 – в АМН СССР. При этом в 1944 г. среди 60 академиков-учредителей АМН СССР 19 были выпускниками или сотрудниками Академии.

В современной российской истории научная деятельность Академии остается на высоком уровне. Два выпускника избраны в РАН, 28 – в РАМН. 82 выпускника и сотрудника были удостоены почетного звания «Заслуженный деятель науки РФ», 19 – Государственной премии РФ. Сегодня научный потенциал академии представляют 5 академиков и 9 членов-корреспондентов РАМН, 23 заслуженных деятелей науки РФ, 15 лауреатов Государственной премии СССР (РФ), 12 лауреатов Премии Правительства РФ (Совета Министров СССР), 60 заслуженных работников высшей школы РФ, 91 заслуженный врач РФ, 21 заслуженный работник физической культуры. В Академии работают 256 профессоров, 456 доцентов, 433 доктора наук и 1236 кандидатов наук, успешно функционируют научные школы по основным направлениям медицинской науки.